Взаимоотношения русской православной церкви с монголо-татарской ордой и Литвой после их нашествия на Русь

Так погибли в огне пожарищ все древнерусские города со своими красивыми храмами и памятниками и памятниками древнерусского искусства: Рязань, Москва, Владимир, Коломна, Ярославль и многие другие. Таким образом, в 1237-1238 годах монголо-татары захватили почти всю северо-восточную Русь. Полчища Батыя не смогли добраться только до Новгородско-Псковских земель и самого Новгорода, окруженных топкими болотами и непроходимыми лесами — повернули назад и двинулись через земли вятичей в Половецкие степи. На обратном пути осадили город Козельск на реке Жиздре, который взяли после длительной героической обороны его жителей.

Нахлынув в половецкие степи, разорили их вежи и стоянки, а земли заняли под пастбища своих табунов скота и коней. Здесь и в низовьях Волги и Дона, довольный успехами Батый дал отдых своей бесчисленной Орде. Соратники льстиво называли его «Саинхан», То есть «Счастливый».

После годового отдыха, весной 1239 года Батый семи своими силами двинулся на юго-западную Русь.

Передовые отряды, возглавляемые двоюродным братом Некоторые историки называют его племянником) Ба-Тья, Менгу, вторглись в Северские и Переяславские земли, разорили Чернигов, Переяславль, а затем опустошили все Левобережье .

Н. Аркас так описывает это вторжение: «Страшной тучей шла его орда (имеется в виду Батый —  прим. автора). Впереди конные отряды, которые сжигали и грабили все на своем пути, людей вырезали или брали в неволю, забирали весь скот и коней. За ними двигалась основная орда с возами, табунами скота, верблюдов, коней, отарами овец, повозки с женщинами и детьми. Стон и рев шел от орды, и издалека было слышно, что она приближается; где она прошла, земля становилась черной, как после саранчи, даже еще хуже — так, как ни человека, ни живой скотины никогда не было видно. В сожженных селах и городах все, что можно было взять, они забирали; людей брали в неволю и гнали перед собой, как отару; скот и коней присоединяли к своим табунам; старых и больных без жалости убивали — на площадях после татарского «гостювання» валялись на земле не похороненные люди и кони.

По описанию М. Грушевского, во время похода хана Менгу на Чернигов и завоевания Левобережья, Менгу, племянник Батыя, подходил «соглядать града Кыава». По словам летописца он остановился у «града пЪсочнаго», удивился красоте и величине города и послал послов к киевлянам, и Михаилу Всеволодовичу, занимавшему в то время киевский стол, предлагая сдаться и обещая пощаду. Слухи о татарских жестокостях, дошедшие до киевлян, как видно, напугали их, так что сдаться население не согласилось.

Раздраженный    мужественным    ответом    киевлян, Менгу посылает послов и «призывает к себе Киевского князя Михаила, с намерением убить». Михаил избивает монгольских послов, а сам, испугавшись, бежит в Ургы (Венгрию — прим. автора).

Киев, в ожидании монголо-татарского нашествия, по-прежнему составлял «лакомую добычу» и поэтому не остался без князя.

Узнав о бегстве Михаила, сначала в нем сел Ростислав Мстиславович из рода смоленских князей, внук одного из Ростиславичей. «Затем явился в Киев, как уже было сказано выше, Даниил Романович из Галича, изгнал Ростислава, оставил Киев за собой, но в волости не остался. Посадил в Киеве тысяцкого Дмитрия, а сам, несмотря на сложную обстановку, уехал в Венгрию.

В ноябре 1240 года Батый форсировал Днепр и подошел к Киеву «со всею ордою, со стадами и кибитками, обступил город». Далее приводим штурм города в описании М. С. Грушевского: «жители, вероятно, сами покинули нижний городи затворились на «горе» в верхнем городе — по крайней мере, о защите нижнего города летопись не говорит.

Многолюдство татарского табора производило сильное впечатление на население: по словам южной летописи, в которых слышится, несомненно, голос очевидца… от шума татарского табора — «отъ гласа скрипения телЪгь его, множество ревения вельблюдъ его, и ръжания отъ гласа стадъ конь его» — жители Киева не могли расслышать человеческого голоса. Тем не менее, о сдаче не думали. Батый приступил к городу с юга, у Адских ворот, и стенобитными машинами начал разбивать городские стены; после нескольких суток непрерывной работы стены были пробиты, жители упорно продолжали отбиваться на остатках укреплений: «и ту бЪаше видити ломъ копЪйны и щитомъ скЪпание.стрЪлы омрачиша свЪтъ»; между другими ранен был и воевода Дмитро. Киевляне отступили, наконец, за последний оплот: на холме вокруг Десятинной церкви было наскоро выстроено укрепление.

Страницы: 1 2 3 4


Сообщения по теме “Взаимоотношения русской православной церкви с монголо-татарской ордой и Литвой после их нашествия на Русь”

  1. христина:
    ну что же стало далше

Мы будем вам благодарны, если вы выразите своё мнение

 
601010 Россия, Владимирская обл. г.Киржач, ул.Гагарина 27, т.(49237)222-33, 222-11 info@kir-obitel.ru
Сайт не коем образом не отражает мнение "Свято-Благовещенского Киржачского монастыря", а только мнение его авторов.
Сайт является сугубо информационным

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет