Великое в малом // Красное знамя

Рассказ о Свято-Благовещенском Киржачском монастыре не будет полным, если не рассказать о людях, чья жизнь так или иначе связана с ним. Ведь в монастыри Святой Руси стекалось множество православного люда, кто – посвятить себя Богу и жизнь провести в посте и молитве, отойдя полностью от мира, кто – потрудиться во славу Божию, а кто – и помолиться во утешение или в благодарность за милость Божию.

Сегодня мне хотелось бы рассказать о монахинях монастыря, уже почивших, но являющих всем нам пример глубокой Веры, благочестия, кротости и смирения, любви к ближнему.

 

Матушка Надежда

Матушка Надежда (в миру – Вера Петровна Бородинова) родилась и выросла на Ставрополье в селе Михайловском. С самых ранних лет взрослые заметили, что девочка любит ходить в храм, молиться. Бывало, соберет она у себя соседских ребят и скажет : «Давайте молиться». Взрослые зайдут в дом и недоумевают: почему так тихо. Заглянут в комнату, а там все ребята стоят на коленях перед иконами и молятся, а впереди всех – Верочка. Так и прозвали ее с тех пор «монашкой». В школе она училась отлично и была старостой класса, но молитву не оставляла и в храм продолжала ходить. А однажды, когда учительница упрекнула ее в этом, она решительно ответила: «Это учебе не мешает. Ходила, и буду ходить!»

В девятнадцать лет в жизни ее произошли значительные перемены. Скромная, всегда приветливая и трудолюбивая девушка приглянулась молодому красавцу-летчику, и он посватался к ней. Родители были приятно удивлены и обрадованы этому событию. А дочь не посмела ослушаться их. И так из скромной бедной девушки в одночасье она превратилась в даму – жену офицера. Недолгая семейная жизнь Веры и Антона ( так звали ее мужа) была мирной и счастливой. За все время их совместной жизни они ни разу не поссорились. О глубокой вере своей жены супруг знал. В доме старались соблюдать посты, Вера Петровна всегда ходила молиться в храм, и не было случая, чтобы муж позволил себе даже слова упрека и осуждения. Наоборот, он глубоко уважал чувства жены, а сыновей Анатолия и Владимира учил уважительному отношению к матери. Но столь безоблачное семейное счастье не было долгим. Вера Петровна овдовела в тридцать четыре года. Муж погиб исполняя воинский долг. Тогда ей казалось, что жизнь кончилась. После похорон, оплакивая мужа, она вместе с мамой и сестрой отправились по монастырям, чтобы помолиться о упокоении его души и заказать заупокойные службы. Именно в той поездке и произошла встреча, круто изменившая всю ее жизнь. В то время в Киево-Печерской Лавре подвизался великий подвижник отец Дамиан. Находясь в затворе и неся подвиг молчания, он лишь изредка разрешал паломникам заходить за благословением. Вот и Вера Петровна вместе с группой паломников в тот день зашла в его келью. Благословив, о. Домиан угостил всех вкусным монастырским квасом. А в голове у безутешной вдовы был один вопрос – как жить дальше. Когда все паломники вышли из кельи, вышла и она. Немного отойдя, она вдруг вспомнила, что забыла там свою сумочку. В это время келейник старца выглянул из двери и сказал: «Чья сумка, зайдите». Она вошла в келью. Батюшка молился перед иконами. Молодая женщина упала на колени, все время повторяя: «Батюшка, я великая грешница». Слезы текли ручьем. «Не знаю, сколько я была там, но когда вышла, мир в моих глазах перевернулся, и было такое чувство очищения, словно я никогда замужем не была», — вспоминала она потом. И, действительно, вернувшись домой, она круто поменяла свою жизнь: роскошные наряды сменила на темное ситцевое платье в горошек, волосы убрала. В то время она жила рядом с храмом, в котором служил митрополит Антоний (Романовский). Она почитала его как старца и часто помогала ему. По его благословению вместе с другими прихожанками помогала больным, сирым и обездоленным. Так она исполняла духовный завет архипастыря, который очень часто повторяла: «Не говори, сколько молитв прочитала, а – сколько больных посетила». Матушка была знакома со старцами, подвижниками ХХ столетия: отцом Кукшей, отцом Серафимом (Тяпочкиным), отцом Сампсоном (Сиверсом), отцом Стефаном (Игнатенко)(верующие люди хорошо знают эти имена). Сама она прожила всю свою жизнь в маленьком городке на Ставрополье в низеньком, вросшем в землю домике. Оба сына ее стали врачами. Старший  — сейчас известный хирург. Младший, Владимир – умер от неизлечимого недуга. Всегда приветливая, доброжелательная, небезучастная к чужой беде, к себе она всю жизнь была крайне строга и требовательна. Она часто повторяла слова: «Господи, как к Тебе являться, как являться?»- и на глазах появлялись слезы. Вера Петровна с особым трепетом относилась к монашеству. И хотя на принятие этого ангельского образа ее в свое время благословили отцы Кукша и Сампсон, она и слышать об этом не хотела, считая себя недостойной. Но однажды она так сильно заболела, что на выздоровление никто и не надеялся. Тогда очень близкая ей женщина сказала: «Вера, тебе надо принять ангельский чин, а то умрешь, а благословение не выполнишь, да и грехи все простятся». Немного подумав, она согласилась, сказав: «Господи, управи, на все воля твоя». В тот же день состоялся постриг, а имя ей нарекли Надежда. После это она на удивление всем выздоровела и снова стала, как и прежде, молиться, помогать больным, совершать паломничество по монастырям. В восемьдесят пять лет она побывала на Святой Земле, Святой горе Синай.

Последние годы своей земной жизни она провела в Свято-Благовещенском Киржачском женском монастыре. Старенькая, казалось бы, беспомощная, ведомая под руки послушницами, она каждый день шла на службу. Претерпевая тяжелые недуги и старческие немощи, она признавалась сестричкам, ухаживавшим за ней, что предпочитает не принимать лекарства, а терпеть свои болезни как посылаемые Богом для очищения ее души. В болезни она не оставляла молитвы. Прикованная к постели, она могла забыть принять пищу, а молитвенное правило всегда исполняла в полной мере. Отошла ко Господу матушка Надежда 22 октября 2006 года в возрасте 89 лет.

 

Схимонахиня Гавриила

Не менее трогательна судьба и схимонахини Гавриилы. Ей посчастливилось родиться в семье, в которой бережно хранилась и передавалась из поколения в поколение святая вера. Именно благодаря таким семьям и выстояла Россия в страшные годы безбожия, благодаря им она возрождается, именно они и помогают нам, оторванным от своих духовных корней найти свой путь к Богу.  Мама схимонахини Гавриилы (Саенко) была глубоко верующим человеком. В ее жизни был такой случай. Она тяжело заболела и готовилась к близкой смерти. Думая об этом, она решилась на паломничество в Оптину Пустынь и пришла со своей скорбью к старцу иеромонаху Анатолию (Потапову). Он благословил ее искупаться в святом источнике и сказал, что она не умрет, а еще и родит двоих детей. Так и случилось. Мама выздоровела, и на свет появилось двое детей, одним из них и была будущая схимница. И хотя матушка Гавриила была неграмотной, самое главное ее мама смогла ей привить – это глубокую веру, безграничную любовь к Богу и ближнему, жертвенность и сострадание. Церковные службы матушка знала наизусть, и часто можно было видеть в храме, как она тихонечко повторяет молитвы Богослужения.

Матушка была замужем только один год. Затем семью раскулачили, мужа сослали в Сибирь, оставив ее с малым дитем на руках. Когда дочка подросла, она много ездила с мамой по святым местам. Девочку мать Гавриила смогла воспитать глубоко верующим человеком. Ко всем скорбям, что перенесла мать Гавриила, добавилась еще одна: ей пришлось пережить преждевременную кончину дочери.    

До того, как поселиться в нашей обители, матушка двадцать лет трудилась в Троице-Сергиевой Лавре – убирала в корпусе у братии, а жила одна в стареньком покосившемся домике в Струнино. Трудилась она очень старательно, так что любое дело, за которое она бралась, воспринималось уже не как обязанность, а как возможность послужить ближнему. В малую схиму ее постригли с именем Марфа. К этому времени она почти совсем ослепла, но не роптала и не падала духом. С большим смирением переносила она и скудость своей жизни. На вопрос, что же она кушает, матушка однажды показала сундук, в котором лежала старая прогорклая мука, уже давно испорченная мышиным пометом. Именно из нее она пекла на старой газовой плите себе лепешки и ела. И при этом всегда повторяла: «А я лучшего и не заслуживаю». Но, не смотря на скудность своей жизни, она очень любила угощать людей и все гостинцы, которые получала от других, она тотчас раздавала своим гостям. Один известный игумен из Троице-Сергиевой Лавры однажды признался одной из сестер нашей обители: «Да эта матушка в болезни меня вымолила – 700 поклонов положила». По приезде ее в наш монастырь, сестры и прихожане очень полюбили ее. Многим она , будучи сама немощной, помогла, многих утешила. Перед смертью, она сказала сестрам: «Напишите записочки с именами близких и положите под подушечку в гробик, когда умру. Я там помолюсь». А одной прихожанке она говорила : «Вот умру я, Катюша, а ты когда плохо тебе будет, на могилку ко мне приходи. Я помогу». «А Вы услышите меня, матушка Гавриила?» — спросила ее тогда прихожанка. «Конечно!» — был ответ.

Почила схимонахиня Гавриила в Субботу Акафиста Божьей Матери, за две недели до Пасхи, сразу после причащения Святых Тайн, приложившись ко кресту.

 

Монахиня Алексия

Их было три сестры: Анфиса, Антонина и Александра Красновы. Рано осиротевшие, они смогли перенять от своей матери главное – крепкую веру в Бога, упование на промысел Божий и нелицемерную любовь к ближнему. С детства девочки любили бывать на богослужениях и отличались особенной любовью, уважением к людям и друг к другу, оправдывая Евангельские слова: «Потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

В 50-х годах прошлого столетия они приехали в наш район вслед за протоиереем Михаилом, возвращавшимся из ссылки. Они были уже не молоды (45, 48 лет и 54 года), а жить негде. Но да делать нечего, уповая на милость Божию и рассчитывая только на свои силы, они за один год своими руками построили домик, где и поселились вместе. Двери их маленького дома всегда были открыты и гостям сестры были рады. К каждому относились с любовью и уважением, будь то начальник или простой человек, молодой или старый, верующий или нет, ведущий достойную жизнь или оступившийся человек. Со всеми они были приветливы, к каждому обращались по имени-отчеству. Сами они жили очень скромно, часто ходили в храм, много молились. А когда кто-то приходил к ним со своей бедой, то не вступали в пустые разговоры, а предлагали вместе помолиться, и беда сама собой (как тогда казалось многим) отходила. Это только сейчас многие понимают, что помощь приходила по молитвам сестер. Когда в доме Красновых поселились муравьи, кто-то из посетителей предложил свою помощь в борьбе с ними, на что младшая из сестер Александра ответила: «Что Вы, это мы к ним пришли, а не они к нам. Пусть живут».

Первой преставилась средняя сестра Антонина Яковлевна. Затем отошла ко Господу и старшая – Анфиса Яковлевна. Младшая Александра, долго ухаживавшая за ней, тяжело перенесла утрату. Почти семь лет она не выходила из-за болезни из дома. Но люди, знавшие сестер, продолжали навещать ее. Вместе молились, читали псалтирь, акафисты, жития святых. Многие воцерковлялись и укреплялись в вере после посещений телесно слабой, но крепкой духовно рабы Божией Александры.

Когда стал возрождаться монастырь, она живо интересовалась его жизнью, часто спрашивала имена новых насельниц и сразу же записывала их в свою тетрадь для поминания. Когда кто-то рано утром заходил ее навестить, то видел на столе эту толстую тетрадь, исписанную именами. Сестры Красновы всегда молились за своих благодетелей, и после смерти сестер Александра Яковлевна продолжала это делать сама.

Зимой 2000 года тяжелая болезнь снова приковала Александру Яковлевну к постели. За ней ухаживали все, кто знал и любил ее. Настоятельница монастыря матушка Мария благословила послушницу монастыря Ольгу ухаживать за болящей на дому.  В монастырь Александра Яковлевна переходить  отказывалась, так как с большим благоговением и трепетом относилась к монашеству, а себя считала недостойной этого ангельского звания. И все же спустя какое-то время она перешла жить в обитель. В том же 2000 году она приняла постриг с новым именем в честь святителя Алексия, митрополита Московского, который благословлял прп. Сергия Радонежского на строительство Благовещенского храма и рукополагал прп. Романа Киржачского в священный сан.

В 9 часов утра 9 августа в день памяти великомученика Пантелеимона, которого почитала вся семья Красновых, отошла ко Господу монахиня Алексия 89-ти лет от роду, сохранившая до таких преклонных лет чистую детскую душу.

Многие могут задать вопрос: «Чем же особенным отличаются эти женщины и что выдающегося они сделали?» Но именно про них можно сказать: «Это люди святой жизни». Для спасения души не нужны громкие подвиги. Исполняя заповеди Божии, следя за своими поступками и мыслями, ведя внутреннюю работу над собой, можно, ничем внешне не отличаясь от других, достигнуть святости. Так жили и героини этого рассказа, стараясь добрым делом или словом помочь ближнему, утешить, подсказать, тем самым, угождая Богу своими  тихими благочестивыми деяниями — совершая «великое в малом».

Лариса Винокурова

Мы будем вам благодарны, если вы выразите своё мнение

 
601010 Россия, Владимирская обл. г.Киржач, ул.Гагарина 27, т.(49237)222-33, 222-11 info@kir-obitel.ru
Сайт не коем образом не отражает мнение "Свято-Благовещенского Киржачского монастыря", а только мнение его авторов.
Сайт является сугубо информационным

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет