Сначала была линия

Божественной красоты линия. И была музыка линий.

Научный подход в реалистическом изображении пространства не оставляет для линии места. В природе ее нет. Это чисто абстрактное понятие. Тем более нет места для двух параллельных линий. А в изобразительном искусстве в той или иной форме она присутствует всегда. Во всех древних классических искусствах, будь то египетское, китайское или другое, и в иконописи линия существует как самостоятельное явление.

Линии по своей природе могут быть живыми — трепещущими, волнистыми, частью мира дышащего. Они могут быть мощные и абсолютно прямые и ровные.

Линии могут быть заостренные, уходящие в бесконечность, стреляя ослепительными лучами Божественного света. Они могут быть прямыми, обрубленными отрезками мира материального, кубистического, резко ограниченными с обеих сторон. Линия может быть одна. Она может вступать в разговор с другими линиями на рисунке, натыкаясь на них и отскакивая от них или мирно с ними соседствуя. Она может противопоставлять себя линиям другой формы и другого живописного содержания. Одинаковые линии могут объединяться в параллельные группы, усиливая свое движение. Отдельная такая группа линий может перекликаться с компанией собратьев, образуя музыкально-ритмический перезвон. Раз-два, раз-два, раз-два-три. Маленький отрезок линии (или группа таких отрезков), стоящий немного в стороне от основной музыкальной фразы, но параллельный ей, является как бы отзвуком основной мелодии. Ра-а-з-два-а, ра-а-з-два-а, ра-а-з-два-а-три-и… Раз-два. Или же параллельная, отдельно стоящая группа резонансом усилит предыдущее звучание. В музыке мелодия звучит во времени. Во времени всегда есть начало и конец. На иконе та же музыкально-ритмическая пробежка живет в замкнутом пространстве. Композиционные идеи изографа управляют нашим взглядом, переводя его в бесконечном танце из одного ритма в другой. Маленькие направленные заострения или же маленькие довески на концах отрезков прямых группировки изменяют направление движения.

Вид линии в иконе имеет также и метафизическое значение. В лучших иконах центральных русских школ, таких как Московская или Новгородская, предметы материального ми-ра — архитектурное сооружение, книги, складки одежды — всегда изображены резкими отрезками прямых линий. В силуэтах одежд это не всегда отчетливо видно (в основном, из-за сильной потертости большинства старых икон и реставрационных вставок), но при более внимательном рассмотрении на почти круглой линии практически всегда можно найти точку перелома.

В этом месте направление движения чуть-чуть меняется — созвучно общему ритму музыки складок внутри цветового пятна. Прямые рубленые линии мы никогда не встретим на изображениях символов, обладающих духовной сущностью. Линии Божественного золотого сияния ассиста и свет пробелов всегда безграничны, так же как и линии ликов, ручек, глаз, рта и других деталей в изображении святого образа как явления духовного мира. Свет так же бесконечен, как и дух. Все линии света будут с одного конца острыми, с другого — иметь точку или форму вспышки. Линии деталей лика будут заострены с двух концов. Иногда с точки зрения религиозно-философского понимания мира природа изображения тоже может меняться. Согласно религиозной теории исихазма, все на земле есть только отражение Божественного света. И на иконе «Преображение Господне»

Феофана Грека материальные, кубистические предметы вообще отсутствуют. А вместе с ними пропали и прямые рубленые отрезки строящих линий. Весь рисунок иконы состоит из мириад стреляющих групп острых вспышек.

Но Феофан работал в России раньше XV века, и его понимание иконописного образа сформировалось целиком под влиянием греческих образов и греческой теологии. А если к этому добавить его мощную внутреннюю индивидуальность, то мы увидим, что его творчество стоит во многом особняком в общей линии развития русской иконописи. Значительно большее влияние на последующие поколения иконописцев оказали св. Андрей Рублев и Дионисий. Стране мягкого пейзажа, романтического созерцания заката и долгодумия были более близки спокойные, конструктивно взвешенные иконы Андрея Рублева, а не греческое буйство Феофана.

Огромное значение в ритмике звучания произведения имеют и психологический настрой художника, и скорость его живописного рассказа. Острые линии встречаются в складках святых одежд на многих старых иконах, а в современной иконописи такая внутренняя принадлежность линии изображаемому предмету часто не учитывается. К этому мы можем добавить и влияние времени, когда многие старые традиции просто забываются или уже трактуются иначе.

Но вернемся к самому языку иконы. До сих пор мы говорили о линии как о первичном элементе в многоступенчатом процессе создания композиции святого образа. Но во всей своей откровенности — в черно-белом варианте — линейно-ритмическая сетка видна только в прориси — подготовительном рисунке к последующей живописи. В окончательном варианте наша линия станет цветной и будет нанесена на цветовую поверхность. В иконописи линии бывают иногда откровенно сильны, а иногда они еле заметны, их музыка тихо звучит изнутри, полуприкрытая лессировками, греметь же может только яркая сетка ассиста или пробелов и оживков. Но опять все это оказывается только одним из фрагментов общей цветовой композиции, и мы переходим к следующему элементу языка иконы — цвету.

Мы будем вам благодарны, если вы выразите своё мнение

 
601010 Россия, Владимирская обл. г.Киржач, ул.Гагарина 27, т.(49237)222-33, 222-11 info@kir-obitel.ru
Сайт не коем образом не отражает мнение "Свято-Благовещенского Киржачского монастыря", а только мнение его авторов.
Сайт является сугубо информационным

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет