Рождение иконы и ее прародители

В тех же римских катакомбах сохранились изображения символов четырех евангелистов и одни из самых ранних дошедших до нас портреты Петра и Павла.

Апостолы изображены еще без нимбов (в то время их еще на образах не было) и без надписи «святой», у каждого из них в руке свиток. На портрете с донца сосуда из катакомб (IV век н.э.), хранящегося в Эрмитаже, у апостола Петра еще нет ключей от рая и ада, которые впоследствии станут его отличительным символом. И надпись — не «святой», а просто «Петрус». Апостол Павел на фреске предстает в образе философа — с кожаным мешком-хранилищем свитков, но на его тунике уже есть клав (продольная полоса) — символ апостольской деятельности.

С точки зрения преемственности христианской культуры особенно интересна фреска из тех же римских катакомб с изображением Христа-Солнца. На огненной колеснице с лучезарным венцом на голове древние греки и их римские последователи изображали бога солнца — Гелиоса. Точно так же — на колеснице с разлетающимися во все стороны лучами света — изображен на этой фреске и Спаситель. Отголоски этого, одного из самых известных изобразительных сюжетов древнегреческой мифологии, часто встречающегося на древнегреческих вазах, мы найдем и в образе «Восхождения пророка Ильи на небо», почти точно повторяющем античную композицию, и на иконах «Преображения Господня», где Спаситель преображается в Божественный свет.

Однако в первые три столетия существования разбросанных вариантов теологических толкований новой религии новозаветные сюжеты в росписи ранних храмов в целом необычайно редки. В искусстве восточных и египетских церквей полностью господствовали ветхозаветные сюжеты.

Из считаных единиц дошедших до нас живописных изображений, относящихся к эпохе еще иудео-христианства стоит обратить внимание на росписи маленького храма первой половины III века, обнаруженного на месте античного города Дура-Европос («дура» на арамейском означает крепость). Фрески эти находятся сейчас в музее в Дамаске, в Сирии. Хотя храм в Дура-Европосе официально называется синагогой, скорее всего это была уже иудео-христианская церковь. Все надписи над изображениями сделаны на греческом языке. В помещении храма был небольшой бассейн — баптистерий для крещения, символизирующий реку Иордан, такой же впоследствии присутствовал и в некоторых старых итальянских церквях.

Дура-Европос — небольшой пограничный городок, расположенный недалеко от Эдессы. Эдесское царство было первым государством в мире, сделавшим христианство своей официальной религией. С ним же связана история образов Спаса Нерукотворного. Также, по преданию ассирийской церкви, именно из Эдессы, следуя предсказаниям Заратустры, увидев яркую звезду, волхвы пришли в Вифлеем поклониться младенцу Иисусу. Большая христианская община там существовала уже в I веке. Росписи в храме включают целый ряд ветхозаветных сюжетов с надписями на греческом языке, которые впоследствии мы найдем и на первых иконах. Саму систему изображения и отдельные символические элементы оттуда мы также встретим во всех будущих святых образах. Давайте с этой точки зрения посмотрим на центральную фреску храма с фигурой первосвященника Аарона. Он изображен в полный рост над Иерусалимским храмом. Над головой у него красный Покров — изображение завесы красного виссона (тончайшей ткани) с темными полосами, которая закрывала вход в скинию собрания.

Такая же занавесь всегда имелась над дверями и в более поздних иудейских храмах, она отделяла место нахождения Господа от земной жизни, Святую Святых храма от остальной его части. Образ святой занавеси мы найдем во всех православных иконах с изображением Божьей Матери — в виде ее Покрова (омофора), с такими же черными полосками по красному полю. Прекрасный киноварный омофор мы встретим и на иконах Ее Покрова, и на иконах Ее Благовещения и Ее Рождества. На другой фреске из Дура-Европос, «Рождение Моисея», изображен точно такой же святой

Покров над ним, только из-за Покрова выходит благословляющая рука Господа. Эта рука потом постоянно будет встречаться на иконах, разница только в том, что впоследствии она будет изображаться в характерном благословляющем жесте, и рядом будет стоять надпись «ИС ХС», а на фреске Моисея, как и на мозаике другой загадочной молельни из Святой Земли — Бет-Альфа, — эта рука изображена в виде полной ладони. Сюжет мозаики пола небольшой синагоги Бет-Альфа весьма интересен с точки зрения традиций и новой символики. На ней изображены традиционно любимая древними иудеями и первохристианами сцена жертвоприношения Авраама и знаки зодиака (по принятой некоторыми современными историками трактовке) с древнегреческим богом Гелиосом на колеснице в центре композиции. Поверить в то, что иудеи могли в VI веке изобразить в синагоге языческого бога Гелиоса, довольно сложно. А вот то, что это образ «Христа-Солнца», каким мы его видели в римских катакомбах, намного более вероятно.

В первых христианских изображениях тема жертвоприношения сына отцом, как это было в истории с Авраамом, была очень популярна по всей империи. В свете новой религии параллель была очевидна. На обороте донца сосуда из римских катакомб с портретом апостола Петра выгравировано как раз это событие. Этот же сюжет встречается и в ранних коптских храмах. Мозаика в Бет-Альфа была сделана в начале VI века во время царствования византийского императора

Юстина I (518-527 гг. н.э.). К этому времени иконы уже приобрели тот вид, который впоследствии почти не менялся. Авраам на мозаике из Бет-Альфа уже имеет нимб. В углах композиции расположены четыре поясных изображения женских крылатых фигур с жезлами и сережками в ушах. Точно так же — с жезлами и крыльями — на православных иконах будут изображаться ангелы. Только вместо сережек у них будут тонкие завитки входящих в уши слухов. Слухи на иконах — это тонкие ленточки, которые доносят до ангелов происходящее в мире.

Вообще, говоря об искусстве первых веков христианства, нужно всегда помнить, что разные церкви и епископы в них были еще независимы. И в изображениях различных церквей встречаются сюжеты, наиболее близкие местным жителям. Из раннехристианского Египта до нас дошли гобелены, иллюстрирующие историю ветхозаветного Иосифа, служившего управляющим египетского правителя. Со времен этого любимца фараона в Египте появились многочисленные последователи иудаизма. Они же в I веке и составили основу будущей коптской церкви. Скорее всего, члены этой общины и дали приют святому семейству во время его бегства в Египет. Преследуемая солдатами царя Ирода и преодолевшая сотни километров от Вифлеема через пустыни, населенные бедуинами и разными другими разбойниками, семья Иосифа, мужа Марии, очутилась в Египте, где и прожила довольно продолжительное время. Точно таким же путем, когда непосредственная опасность прошла, святое семейство спокойно вернулось домой, не будучи никем захвачено или просто продано в рабство. Простому плотнику наверняка трудно было бы сразу найти работу в чужой стране и оплатить охрану своего каравана во время этого путешествия. Но поскольку, согласно евангелиям, Иосиф происходил из рода Давида — представителей старинной иудейской аристократии царских кровей, члены почитающей Ветхий Завет местной общины должны были оказать ему самый радушный прием. Память о ранней ветхозаветной истории сохранилась в коптском искусстве более позднего времени. Из Египта же до нас дошли гобелены, иллюстрирующие древнебиблейские сюжеты или украшенные комбинацией из староегипетской символики и изображений крестов.

Самые ранние изображения креста появились также в искусстве коптской церкви, однако само Распятие в древнейших церквях еще не встречается. Не исключено, что причиной этого было все еще повсеместное его применение для наказания за самые серьезные преступления.

Легенда говорит нам, что императору Константину перед решающей битвой с его соперником Максенцием явился в небе образ Креста. Битва им была выиграна, и христианство стало религией западного мира. Многочисленные сюжеты со Спасителем на распятии в христианском искусстве появляются уже после официального признания христианства государственной религией Римской империи. В ранней церкви только иногда встречаются изображения креста в виде двух равных отрезков пересекающихся прямых, общая точка которых символизировала центр Вселенной, а у коптов — кресты в виде анка, древнеегипетского символа жизни.

Основной тематикой росписей ранней египетской церкви еще остаются, как и везде в это время, ветхозаветные сюжеты. В большом количестве они вместе с равносторонними крестами встречаются в дошедших до нас образцах коптского прикладного искусства — различных вышивках и гобеленах, переживших иконоборчество.

Очень интересен у коптов и образ Оранты — с поднятыми и раскинутыми в стороны руками, раскрытыми ладонями наружу, то есть в традиционном жесте заступнической молитвы, — который станет впоследствии одной из ведущих иконографии Богородицы. Такое же положение Оранты соответствует и иконографии Софии — Премудрости Божьей, образы которой на коптских рельефах встречаются довольно часто. На погребальной коптской стеле V века, хранящейся в Эрмитаже, рядом с рельефом Оранты уже изображены кресты. Но изображения Богоматери, которые относились бы к этому времени, до нас не дошли.

Фреска «Спас в силах» из коптского монастыря VI века является, возможно, старейшей трактовкой этого сюжета, показывающего Христа Вседержителя в окружении сил небесных, а также четырех животных — образов четырех евангелистов по книге видения пророка Иезекиля. На этой фреске животные еще изображены в колесах, а символы огня, небес и воды окружают их. Благословляющая рука Спасителя изображена полной ладонью, как рука Господа на фресках в

Дура-Европос и синагоге Бет-Альфа. Впоследствии на иконах силы небесные будут символически изображаться в виде красного и синего четырехугольников, наложенных друг на друга, а колеса и крылья будут расположены у подножия трона Спасителя. На иконе «Спас на престоле» силы небесные в виде огня выходят непосредственно из трона.

Образ «Спаса в силах» станет центральной иконой Деисиса во многих русских иконостасах.

Необычайно интересна также коптская вышивка VI-VII веков из собрания Эрмитажа, сюжет которой мог послужить прообразом сразу двух последующих иконографии. На ней изображен всадник с развевающимся плащом, копьем убивающий змея, — совсем как святой Георгий. Но под ногами коня поверженный зверь, как на иконе «Архангел Михаил-Воевода», а в левой руке у него огненный меч — тоже атрибут архангела.

Как мы уже говорили, иконы первых веков до нашего времени не дошли, и сейчас даже невозможно точно назвать время возникновения этого вида религиозных произведений. Очень много старых образов было уничтожено в период иконоборчества. Но уже письменные свидетельства начала четвертого века говорят нам, что эти изображения существовали, и не в единичном варианте. Самые старые иконы, дошедшие до нашего времени, происходят из Синая. Некоторые из них можно увидеть там в монастыре св. Катерины. Эти иконы были выполнены в технике энкаустики, как и египетский погребальный портрет на тонкой дощечке, зачастую предохраняемый от коробления (деформации) крепкой деревянной рамкой; рамка также спасала сам образ от излишних повреждений. Не исключено, что внешний вид такой иконы с рамкой и стал образцом для будущей иконы с вырезанным ковчегом. Подобные иконы уже встречаются в VI-VII веках.

Невозможно определить какой-то один источник и техническо-художественные признаки происхождения иконы. Некоторые ранние иконы выполнены темперой на доске, как римские портреты, а некоторые — в технике энкаустики, как египетский погребальный портрет. О влиянии древнеегипетских традиций говорит еще один факт. Фаюмские портреты, подобно древнеегипетским статуям, находились в погребальных камерах. Некоторые сохранившиеся древнейшие коптские иконы также были найдены внутри старых христианских захоронений. Но они уже не выполняли роль «телозаменителя». Скорее всего они были положены туда для того, чтобы святой Покровитель помог усопшему в последующей небесной жизни.

Подавляющее большинство дошедших до нашего времени самых древних икон — образа-портреты Спасителя и Божьей Матери. По преданиям, в сравнительно более позднее время, проповедники новой религии, путешествующие с апостольской миссией в «варварские страны», всегда брали с собой иконы. Так было нагляднее объяснять иноверцам чудеса, совершенные христианскими святыми. Хотя сюжетных икон в ранний период христианства было еще сравнительно мало. Иногда три главных Образа могли быть объединены в ранний Де-исис. Сюжеты, как мы уже говорили, были в основном во фресках храмовой живописи. В иконописи они появились уже с развитием иконографии.

В современном православном иконостасе, вид которого сформировался к XIV веку в праздничных рядах ветхозаветных сюжетов нет. Есть только «портреты» — два ряда с пророками и праотцами со свитками, на которых написаны цитаты из их пророчеств. В праздничном ряду Спасителя встречается икона Троицы Ветхозаветной. Но в этом сюжете центральный ангел перед жертвенной чашей теологически уже ассоциируется с Христом, облачен в его цвета одежды с клавом и имеет крестчатый нимб. Фрески с ветхозаветными сюжетами встречаются значительно чаще, особенно в храмах западной церкви. В то же время отдельных икон, описывающих ветхозаветные чудеса, мы имеем сравнительно немного. Наиболее часто встречался сюжет «Вознесения Ильи на небо», известны также иконы с историей «Даниила во рву львином».

Рассмотренные нами вкратце первые символические элементы христианского искусства иногда оказывались почти забытыми. Со временем возникали новые, более разнообразные представления о различных явлениях, и старый образ мог уже не вполне точно им соответствовать. Хорошим примером могут послужить изображения херувимов. В Древнем Египте они представлялись как существа со многими глазами и крыльями. Такими же они описаны и в видении пророка Иезикиля. Скульптуры херувимов также были на Ковчеге Завета. Как они выглядели, мы сейчас уже не знаем. Старые ассирийские херувимы изображались в виде человеческих фигур с двумя крыльями. В христианстве так выглядят ангелы. Иконография православия представляет херувима в виде лика, окруженного четырьмя крылами. У серафима их шесть. В искусстве западной церкви херувим — это ребенок с прекрасным лицом.

В любом случае старые иллюстрации помогают нам познакомиться с давно исчезнувшими предметами древнего быта, одеждами и прическами ушедших цивилизаций. Наша попытка «увидеть» текст иногда помогает более точно понять первоначальный замысел древнего автора. Отсутствие же их и составление нашего представления только по письменным источникам могут сильно исказить основную идею. Наиболее ярким примером этого может быть описание образа Небесного Иерусалима апостолом Иоанном в его «Откровении». Согласно ему, Божественный град состоит из двенадцати рядов различных камней. Но в старые времена в разных странах один и тот же камень мог называться по-разному. Мало того, за последние две тысячи лет нашей земной жизни наука геология создавала подробные классификации минералов. В это же время возникло много различных переводов Библии, и, естественно, переводчики всегда старались использовать наиболее точное местное название каждого камня. Однако, если мы попытаемся составить таблицу всех названий минералов, встречающихся в разных переводах текста о святом городе, то увидим, что переходы от одного цветового ряда камней к другому происходят почти всегда по правилам радуги — разложения света на цветовой спектр. Так что если камень, упоминаемый в тексте перевода не вписывается в спектр, то скорее всего в процессе перевода вкралось непонимание. Небесная спектральная радуга также была описана в «Откровении» и над головой Ангела, побеждающего дракона.

Страницы: 1 2 3

Мы будем вам благодарны, если вы выразите своё мнение

 
601010 Россия, Владимирская обл. г.Киржач, ул.Гагарина 27, т.(49237)222-33, 222-11 info@kir-obitel.ru
Сайт не коем образом не отражает мнение "Свято-Благовещенского Киржачского монастыря", а только мнение его авторов.
Сайт является сугубо информационным

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет